Tears of Hell

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Tears of Hell » Флешбэки » Taming of the Shrew


Taming of the Shrew

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Участники: Свободный набор.

Время и место действия: Крыша многоэтажного здания; Полуразрушенный и очень старый госпиталь в котором уже давно никого нет.
Год назад, неделя после Нового года. Ночь.

Погода: Безмятежная зимняя ночь. Дует северный ветер, на улице стоит мороз. На землю тонким слоем ложится снег.

Краткое изложение событий:
Всемирный и великий праздник. Что может быть лучше Нового Года? Когда все люди с нетерпением ждут двенадцати ударов, дабы перешагнуть в новый, таящий в себе разные сюрпризы, год. За считанные секунды все мы верим в то, что наше загаданное желание обязательно сбудется в новом году, даже не смотря на то, что в прошлом этого так и не случилось. Каждый, наверное, хоть раз в жизни давал себе обещание или же зарок, что с наступлением Нового года он начнёт жить заново. Кардинально перестроит свою жизнь, изменит свои взгляды и отношения к людям. Станет успешнее и удачливее. Но, как правило,… это проходит. Возможно даже и к лучшему, ибо кто знает, что бы с нами случилось, будь мы не теми, кем мы являемся?
«Бойся своих желаний, ибо они имеют отвратительное качество сбываться…»  Действительно. Иногда даже самое доброе желание, порожденное самыми светлыми помыслами, может сбыться, но слишком поздно. Тогда, когда это совершенно будет уже не нужно. Но, что делать, когда ты считаешь себя безнадёжной и бесполезной? Когда сердце разрывается на части от того, что ты ничего не можешь сделать ради своих любимых и близких? Когда у тебя есть, возможность поменять в этой жизни всё, но ты боишься? Остаётся надеяться лишь на то, что небесные ангелы появятся в этом новом году и исполнят желание вовремя и без подвохов. А таких чудес, как известно, никогда ни с кем не происходило…
Загадав в очередной раз желание, под стук курантов Моника подняла бокал за новую жизнь. Пусть этот год станет для неё лучше прежних. Желание измениться, было исполнено тотчас, но только Моника об этом не знала, потому, что с двенадцатым ударом обрела свободу Трейси.
Неделя после праздника стала самой опасной. Вырвавшаяся на волю Трейси стала вершить свои дела, неся за собой свой суд для каждого. Хорошо это или плохо, но за несколько дней ею было истреблено большое количество нечестии и преступников, по которым плакали электрические стулья и камеры пожизненного заключения. Она жестоко расправлялась со всеми, кто нёс боль и мучения другим, просто у неё свои мнения по этому поводу и свои методы. Она считает своим долгом избавить мир от зла и насилия, не понимая при этом, что сама становится ничуть не лучше тех, кого убивает. Её надо было остановить в любом случае, к тому же организация посчитала её опасной для окружающих, поэтому поймать и доставить Трейси в «Tears of Hell» было поручено Силбер Динг.

Порядок постов: Поочерёдно.

Отредактировано Monica Rosenthal (2010-08-08 13:16:46)

+1

2

Несясь со скоростью ветра по тротуару, Трейси не оборачивалась ни на кого. Она очень спешила. Боялась не опоздать. Дышать становилось тяжелее, а двигать труднее. Это и не мудрено, ведь девушка пробежала не малый путь и вот она на месте. Перед ней огромное, высокое здание, похожее на те, что она видит постоянно в своём внутреннем мире. На секунду Трейси позволила себе зачароваться красотою небоскрёба. Но это было лишь мгновение.
По её данным именно здесь должен был находить один серийный маньяк, с которым она договорилась встретиться. Этот ублюдок согласился, даже не подозревая о том, что эта встреча станет для него последней. Он уже ждал её на крыше этого здания, всё что осталось сделать. Это добраться туда и убить, без капли сомнения и сожаления.
Проникать в здание было делом довольно-таки опасным, потому что велика вероятность того, что кто-нибудь застанет девушку за убийством. Решение пришло само собой. Если нельзя войти, тогда нужно искать другие выходы. Подняв глаза к верху и разглядев, маленький, еле заметный на фоне чёрного ночного неба силуэт, Трейси  манипулирую гравитацией и отрицая закон всеобщего притяжения, быстро вскочила на стену здания и помчалась прямо по окнам небоскрёба. Даже если бы её кто-то заметил. Никому бы и в голову не пришло, что какой-либо человек способен бегать по стенам. А вот для Трейси это было сущим пустяком. За считанные минуты она преодолела расстояние в почти сотню этажей и оказалась на крыже. Стоя на перилах, которые проходили по краю всей крыши, девушки бесшумно наблюдала за своей жертвой. Мужчина стоял прямо перед ней, повернутый спиной. Она была так рада тому, что у неё появился ещё один противник. Все предыдущие были какими-то слабаками, быть может, хоть с этим будет веселее? Но Трейси не знала как начать и что сделать. Ведь было так много вариантов. Можно ударить в спину, или окликнуть и пустить пулю в лоб. Но это было бы так скучно и не интересно, поэтому девушка просто пнула маньяка ногой в спину. Мужчина слегка отлетел и упал, а Розенталь спокойно  спустила с перил на крышу. На её лице появилась язвительная улыбка.
- Ты так беспечен... Неужели ты и правда думал, что я захочу просто поговорить с таким как ты, а? – жестоко и сухо проговорила Трейси, а после залилась злобным смехом. Боже, как же её это веселило и забавляло!
В миг, маньяк достал небольшой складной нож и вскочив на ноги стал в стойку готовясь атаковать. Увидев небольшой металлический предмет в руках маньяка, Трейси перестала улыбаться, уступив место безразличной и бесстрастной гримасе.
- Это именно этим ножичком ты убил тринадцать женщин, а теперь хочешь убить и меня этой безделушкой? – не громко и спокойно проговорила девушка, не выражая абсолютно никаких эмоций. Маньяк мерзко захихикал и побежал к девушке. Достав из-под кожаной куртки пистолет, Трейси хладнокровно навела прицел на психа с ножом.
- Это всё так скучно… - произнесла она и, подпустив маньяка поближе, спустила курок. Тот замертво упал на пол. Пуля попала прямо в голову мужчине. Девушка разочарованно вздохнув огляделась по сторонам. Вроде никого и не было, но Трейси чувствовала чьё-то присутствие. Она точно знала, что помимо её и этого психа на крыше был кто-то ещё. Девушка уже было порядком замёрзла, всё-таки кожаная облегающая куртка не относилась к верхней зимней одежде. Заправив пистолет сзади в штаны, Розенталь скрестила руки на груди и чуть попятившись, сказала в пустоту:
- К чему такая скрытность?... Кто бы ты не был, покажись, я не люблю разговаривать с теми, кого не вижу.

0

3

В который раз за эти три дня Силбер убедилась, что жизнь - полный отстой. А она - главная неудачница. Она никогда бы не стала поднимать руку на Монику, пусть за нее была Трейси, но именно ей приказали привести ее, а это значит - вырубить на месте. Динг смогла проследить за ней, и бежала за девушкой, стараясь не упускать из виду. Трейси уже убила не одного преступника и сейчас направлялась к очередному серийному маньяку. Да, такие люди заслужили смерти, но намного лучшее наказание оставалось пожизненное заключение и вечное гниение в камере.
Силбер внимательно посмотрела вслед бегущей по стене Трейси и громко цыкнула, подбегая к двери. Шум дорог переглушал все звуки, но слова охранника о том, что он ее не пропустит, девушка все-таки услышала. Ломиться сквозь него не было смысла, поэтому Силвер решила воспользоватся дополнительным вариантом. Быстро развернувшись, она побежала через дорогу, перепрыгивая на машине, опираясь рукой на капот или крышу. Наконец, дорога и маты в ее адрес закончились, и девушка быстро двинулась в сторону второго небоскреба, который был ниже на несколько этажей того, что находился рядом. На этот раз охранник оказался таким же неразговорчивым, но долго не проспорил: кулак у Силбер иногда бывал чересчур метким. Почему она не сделала так с другим? Потому что он мог очнуться и включить тревогу, что спугнуло бы Трейси. Да и она прекрасно видела, как рука охранника потянулась к кнопке.
Не останавливаясь, она метнулась в сторону лифта, отпихивая в сторону молодого парня. Последний лишь изумленно посмотрел ей в след. Когда двери почти закрылись, Силбер улыбнулась ему и резко согнулась, упираясь руками в колени. Такая пробежка пусть и была самым обыденным делом для нее, но не прошла бесследно. Бок закололо, и девушка, наплевав на все, съехала спиной по стене вниз, глубоко дыша. На экране показывался только шестьдесят четвертый этаж, а ей был нужен восемьдесят пятый. В горле пересохло, как ни старалась Силвер глотать слюну.
Но, кажется, охранник пришел в сознание: лифт отключился и раскрыл двери между этажами. Силбер закатила глаза и встала. На этот раз ей повезло: кабинка только начала отъезжать от семьдесят девятого, поэтому ей не составило труда выбраться из нее.
Послышались голоса, и девушка рванула в противоположную сторону. В ушах звенело, и девушка понимала, что вряд ли сможет протянуть дольше двадцати минут. Хотя, кто знает.
Вверх по лестнице она бежала со всех ног. "Не опоздать, не опоздать",- билась единственная мысль в ее сознании, и, наконец, Силбер оказалась на последнем этаже. Свешиваясь с перил, Динг пыталась отдышаться. Но времени не хватало, тем более кто-то бежал следом. Она отпрянула от деревянной перекладины и быстро двинулась в сторону выхода на крышу, выхватывая из кармана свой нож. Оставалось лишь одно: попасть на крышу другого небоскреба. Минус в том, что расстояние было очень приличное, да и сам дом был выше на пять этажей. Но выбора не было.

Девушка подошла к самому краю, чувствуя, как ветер бьет по лицу. Пуховик мешался, и она быстро скинула его с себя. Дверь сзади хлопнула, и Силбер повернула голову назад, с улыбкой смотря на троих охранников. Несколько шагов назад, выброс руки вперед и толчок ногами. Эти движения вызвали у мужчин откровенный шок, а ведь она всего лишь разбежалась, обмотала проводом штык, торчащий из стены соседнего дома и отпрыгнула. Выставив ноги вперед, девушка схватилась второй рукой за толстый провод, чтобы не соскользнуть вниз. Без куртки было очень холодно, но что поделать, если она только мешалась.
Как хорошо, что стекла поставили пуленепробиваемые, так как Силбер со всей скоростью врезалась ногами в окно. Девушка, стоящая рядом, просто упала в обморок от шока. Динг не сдержала улыбку и включила механизм возврата ножа, тем самым подтягиваясь вверх до штыка с огромной рекламой. Конструкция была крепкой, но устоять тяжело. Силбер ухватилась рукой за стенку и взглянула вниз. Что ж, вид захватывающий, но страшно было даже ей.
"Последний рывок".- Девушка уцепилась ножом за оградку на крыше и быстро подтянулась вверх, помогая себе ногами. Как только ее ноги ступили на поверхность, то она тут же почувствовала облегчение. И тут же услышала выстрел.
"Твою мать",- подумала Динг, быстро уходя в сторону, чтобы Трейси не увидела. Но этот маленький план провалился. Не успела.
- Это я,- сказала Силбер, выходя из укрытия с поднятыми руками, но нож продолжала держать в руках. Влипла она конкретно. Да и вряд ли сможет долго атаковать Трейси: бок разболелся еще сильнее, но девушка лишь сцепила зубы, продолжая упрямо смотреть на бывшую Монику.

0

4

Тихо… слишком тихо. Этой тишине нельзя доверять, она всегда таит в себе опасность и подвох. Вот даже сейчас…
Стоило ей увидеть Силбер как все сразу стало ясно. Трейси была умной девочкой. Ей не надо говорить по сто раз, и она не станет задавать дурацкие вопросы типа «Кто ты? И что тебе нужно?». Всё было ясно как белый день. И цели и намерения Динг уже написаны у неё на лице. Трейси молчала. Она не знала, что ей сказать, ровно, как и не знала, что предпримет подруга Моники. Сейчас было полно возможностей уйти, сбежать от лишних и пустых разговоров. Но что-то было не так. Трейси напротив хотела остаться здесь подольше. Её как магнитом приковало к этому месту. Может оно и к лучшему? Навряд ли…
Молчание и тишина продолжали царить даже после того как Силбер вышла из укрытия. Напряжение нарастало до такой степени, что ещё чуть-чуть и можно было резать его ножом. Эта тишина уже поднадоедала Трейси. Не самое ли время пошуметь?
- Так значит, это тебя послали, что бы поймать меня? Как беспечно с моей стороны было надеяться, что это будет кто-нибудь другой, а не ты. Ты со мной не так хорошо знакома как с Моникой, верно? Какая ирония: ты обо мне ничего не знаешь, зато я знаю о тебе всё… - с легкой полуулыбкой на губах, сладким голосом пропела Трейси, пристально гипнотизирую девушку взглядом.
Какая хорошая сегодня была ночь. Такая приятная, хоть и холодная. Снег почти не шёл, хорошо, если на землю упадёт две три снежинки за полминуты. Воздух холодный, но его так приятно вдыхать. Чувствовался всем телом мороз, который слегка пощипывал щёки Трейси и проходился миллионами иголок по пальцам. Такое неописуемое чувство… Такая свобода! Эти ощущения ни за что на свете невозможно променять! И Розенталь не спешила расставаться с этой прелестью. В такие моменты, когда в крови закипает адреналин, когда глаза полны безумия, когда ощущаешь столь приятный холод и так легко дышать, Трейси чувствует себя по-настоящему живой! Она жаждет свободы, и на этот раз, она её получит и будет за неё бороться во что бы то ни стало и какие бы ей не пришлось пройти трудности! Она преодолеет всё и задержится в этом мире надолго! … По крайней мере, так она считает.
Где-то там, внизу, слышались голоса и выкрики каких-то людей. Кажется, наша новая подружка привела за собой хвост. Тем лучше. Охранникам понадбить не много времени, что бы добраться до крыши. А когда они это сделают, то увидят Силбер с ножом и того мёртвого маньяка. Всё будет выглядеть именно так, что это Динг убила мужика, а не Трейси. Единственной проблемой являлось то, что у этого ублюдка красовалась дыра во лбу, но это было не столь важно, ведь пистолет не сложно подкинуть, учитывая, что отпечатков Розенталь на нём всё равно нет. Единственное, что надо было сейчас сделать, это придержать Силбер, что бы она никуда не смылась до прихода охраны. А Динг и так ни куда не денется без Трейси, у неё ведь задание. А долг – превыше всего.
- Не аккуратно работаешь, Силбер. Привлекаешь слишком много внимания. А ведь в этой-то ситуации… охранники могут подумать и что-нибудь не то. – Злобно улыбнувшись прищурилась Трейси и достав пистолет из-за спины бросила его Динг.

0

5

"Что за?..."- подумала она перед тем, как схватить по инерции пушку. И только теперь до нее дошел смысл игры Трейси. Что ж, идея прекрасная и действенная. Силбер вздохнула, прикрыв глаза, и не сдержала ухмылки. "Игра, так игра, Трейси".
- А ты не боишься, что я быстро прострелю тебе... например, ногу? И пока ты будешь корчиться об боли, я успею схватить тебя и исчезнуть отсюда. Но ты права. Такая игра скучна до безобразия, так что если хочешь ее продолжить, то тебе стоит немного подождать.
Медленно засунув нож за пояс, Силбер потянулась к волосам, собирая их в узел и запихивая под шапку. На небоскребе было темно, а стереть ей с камер информацию ничего не стоит. Девушка развернулась к двери, открывая всю спину Трейси. Сердце бешенно колотилось. Эта наигранная уверенность служила лишь маской, чтобы скрыть волнение и страх. Неизвестно, сколько она еще сможет протянуть, учитывая небольшую драку с охранниками. О подмоге речи идти не могло, так как все это задание спихнули на нее. Да и сама Силбер ненавидела, когда не могла справиться без помощи другого человека. А еще холод постепенно сковывал все конечности, и казалось, что вот-вот она просто закоченеет. Динг натянула на лицо уверенную ухмылку и вытащила сразу два ножа, а пистолет отправила на их предыдущее место. Стрельба удавалась не так хорошо, как приемы с ее лезвиями.
Послышались голоса за дверью, и последняя громко отлетела в сторону. Учитывая еще и Трейси, которая могла атаковать в любой момент, Силбер сжала оружие и начала считать количество своих противников. "Всего пять. Если действовать быстро, то они не успеют вызвать остальных и за мной не прилетит большой вертолет",- думала Динг. Но тут в голове вспыхнула еще одна идея. Силбер дождалась пока все пятеро встанут перед ней и направят на нее пушки. Динг сделала испуганное лицо и отвела голову чуть в сторону, крича в адрес стоящей позади девушки:
- Трейси, уходи, я их задержу!
Этих слов хватило, чтобы двое из них метнулись в сторону Розенталь, что не могло не обрадовать Силбер. Она знала, что для нее двое охранников ничто. И для Динг меньше проблем. Осталось трое. Последние не теряли время даром и уже окружили ее, держа на мушке. Один, что стоял ближе к краю, прищурился и выкрикнул:
- Опусти оружие на землю!
Силбер медленно повернулась в его сторону, растянувшись в улыбке, и начала медленно приседать, вытягивая руки с ножами вперед. Лезвие коснулось крыши, и девушка так же медленно начала разжимать пальцы. Мужчина расправил плечи, довольно смотря на нее, но Силбер резко схватила рукоятку и швырнула одно оружие в его сторону. Провода обвязали его ноги, и девушке хватило лишь одного движения, чтобы охранник упал и ударился головой об перила. Не задерживаясь ни на секунду, она быстро встала и отскочила в сторону, подтягивая нож к себе. Раздались выстрелы, и через секунду на пустом месте дымились две пули.
- Мимо.- Подобная констатация факта вывела одного из себя, и мужчина рванул в ее сторону, направляя пистолет на нее. Резкий выпад вперед заставил охранника остановиться, так как теперь своеобразная веревка охватывала его шею. Тут хватило одного щелчка, и он летел быстро вниз с огромного небоскреба. Но убивать было нельзя. Силбер напряглась, и охранник несколько раз дернулся в разные стороны, падая на землю. Маленький разряд не нанесет ему огромного урона, но без сознания часик он полежит. Остался последний.
Динг поняла, что это тот самый парень, которого она оттолкнула на первом этаже. "Охрана под прикрытием? Неплохо",- подумала она, делая шаг вперед. То, что он был молодым, делало его проворнее и быстрее. Верно, юноша тоже сделал шаг вперед, внимательно изучая в темноте лицо девушки. Силбер не видела смысла ждать и резко побежала в его сторону, двигаясь зигзагом, чтобы он не попал в нее при стрельбе. Но и парень оказался не промах, так как не растерялся и все же умудрился попасть ей в левое плечо. Девушка остановилась и сцепила зубы, опуская взгляд под ноги. "Талый снег...".
- Прости, парень,- сказала она и пропустила ток через заснеженную поверхность. Парень вскрикнул и осел на землю. Силбер, зажимая плечо, подошла к нему и ткнула двумя пальцами в сонную артерию, отчего молодой охранник тут же упал на спину.
Динг медленно развернулась в сторону Трейси, окинув взглядом ее работу. Она была права: для Розентель не составило труда избавиться от них.
- Первый раунд окончен, не так ли?- Даже Силбер умела улыбаться нехорошо. Пусть одной рукой она практически не может шевелить, но зато у нее есть вторая. И пистолет Моники.

0

6

Пока всё шло по плану… пока. Силбер заглотнула наживку и поймала пистолет. В этот момент Трейси с облегчением вздохнула и спокойно улыбнулась. Выслушав вариант того, что Динг может сделать с Розенталь, девушка удивлённо изогнула одну бровь и сказала:
- И ты считаешь, что я позволю тебе прострелить мне ногу? Неужели ты настолько наивна, или ты считаешь, что те, кого я убила, были слабаками, которым раньше не приходили такие идеи в голову? Знаешь, а ведь среди них были действительно экземпляры, с которыми было по-настоящему весело. Сомневаюсь, что ты знаешь, что такое настоящее веселье.
Вот уже со стороны двери доносились крики охранников и шум. Будь Розенталь на месте Силбер, она бы наверное начала волноваться и стала бы что-нибудь предпринимать, но к её удивлению, ничего такого Динг не делала. Что-то пошло не так и ворвавшиеся пять охранников разделились на две группы, трое из которых остались с Силбер, а двое других побежали на Розенталь.
«Придурки..» - сделала заключение Трейси и подпустив двух беспечных охранников поближе пнула одного из них ногой в живот. После чего девушка ловко прыгнула и оттолкнувшись от плеча скорчивавшегося охранника на лету ударила другого мужчину ногой в голову. Приземлившись на усыпанную снегом крышу, Розенталь окончательно вырубила остававшегося в сознании первого охранника и забрав у них два пистолета, заправила их за спину. Решив, что в любом случае рано или поздно придётся сваливать отсюда, девушка запрыгнула обратно на перила. В общей сложности на всё про всё ушло чуть меньше минуты. Это и хорошо, что Трейси так быстро разобралась с этим дуэтом тупоголовых охранников, ведь представилась возможность понаблюдать за Силбер, изучить её повадки и поведение в бою, узнать какие-либо приёмы и выявить слабые места. Но вот что-то снова пошло не так, и раздался выстрел. Увидев кровь, стекающую с плеча Динг, сердце Трейси ёкнуло. Как будто на мгновение Моника обрела контроль. Но это было далеко не так, и сознание Моники ещё плутало в бездне вертикальных миров. Но тогда что это было? Подсознательный рефлекс? Инстинкт защиты близких, который выработался на протяжении уже стольких лет знакомства Розенталь и Силбер? Кто знает… Но ни что не остановит Трейси и если ей придётся, то она убьёт Динг. Убьёт ради того, что бы быть свободной.
Очень кстати, что девушка запрыгнула на перила. Электрический разряд прошёлся по всей поверхности крыши, на котором находился снег. Так, что Розенталь осталась невредимой и в полной безопасности.
- Первый раунд окончен, не так ли?
Вдруг услышала девушка и маниакально улыбнулась.
- Это было так, разминкой. Хотя я ещё до сих пор никак не могу перестать зевать. Но, кажется, для кого-то эта лёгкая тренировка обернулась серьезной травмой. Всё ещё намериваешься поймать меня? – выражение её лица сменилось, уступив место безразличию, высокомерию и уверенности в себе. – Как же вы все никак не можете понять что это бесполезно?.. В любом случае, если так хорошенечко подумать, - гримаса на лице Трейси снова поменялась и теперь она легко улыбалась, доставая два пистолета, которые успела отобрать у охранников, - то ты, можешь стать ключом для моей вечной свободы…
Держа два пистолета в разных руках, Розенталь наставила оружия на Динг.
- Увы, тебе… Силбер! – после этой фразы, точно прицелившись, Моника спустила курок…

0

7

Девушка еще давно потеряла смысл в построении особого плана, поэтому следовала своей интуиции. Правда, последняя ей упорно кричала о том, что отсюда пора валить, но Силвер не была бы Силвер, если бы отступилась. То, что Трейси сейчас стояла на перилах, давало ей преимущество. Но стояла она на сплаве металлов, а большинство из них главные проводники тока. Улыбка растянулась на бледном лице Силбер, которая уже не стала зажимать рану, и кровь не собиралась останавливаться, продолжая идти. На секунду девушка предположила, что это, возможно, ее последнее задание, но тут же отогнала от себя подобную мысль. Не зря Кристел иногда называла ее упрямой ослицей, ведь даже умирая, Силбер всегда будет добиваться своего.
- Для кого-то разминка лишь проба, которая не всегда заканчивается удачно. Зато теперь все пойдет проще,- говорила она. Голос звучал немного сдавленно, а сама девушка заметно морщилась. Но это не первый раз, и она уже давно научилась не подавать звука от подобных ран. В Доме ее залатают так, что и шрама не останется. А потом влетит от Винса или Пейдж. И от сестры. Это все было так странно, когда понимаешь, что в твоей жизни действительно есть те, кто будет волноваться за тебя. И Моника не была исключением. Девушки за эти годы действительно сблизились, и Силбер не раз видела Трейси, что вовсе ни разу не оттолкнуло ее от Розенталь.
"Ключом? Что за бредятина?",- подумала она и увидела в руках Трейси пистолеты. Глаза удивленно расширились, и Силбер мысленно хлопнула себя по лбу. Как же она могла забыть, что охранники вооруженны. Девушка нахмурилась и сжала рукоятку, а второй рукой попробовала пошевелить. Двигалась левая отвратительно, но этого было достаточно. Выбросив руку вверх, Динг резко оторвалась от крыши ногами, подлетая наверх. Выстрелов уже не слышала, самым главным было вытащить Монику из ее собственного сознания. "Ну или хотя бы вырубить Трейси и связаться с кем-нибудь из наших".
Держась одной рукой на проводе, Силбер начала раскачиваться и услышала скрип антенны, за которую она, собственно, и ухватилась. "Кажется, удача опять повернулась ко мне задницей. Ну и ладно, там зато тепло",- подумала Силвер, подняв голову вверх, но не перестала раскачиваться. Прищурившись, Динг посмотрела на Трейси и, наконец, долетела до нее. Извернувшись, она обхватила Розенталь ногой за шею и потянула назад, спрыгивая следом. Не рассчитав расстояние, девушка не успела до конца сгруппироваться и ощутимо приземлилась на локоть. Сзади раздался звук падающего металла. Стараясь не терять время, она ухватилась за пистолет и, перекатившись, оказалась сверху Трейси, подставляя пушку к голове. Второй рукой она дотянулась до механизма, подгоняя нож назад. Левая рука так же коснулась головы девушки.
- Прости, но видно ты обо мне не так много узнала. Только что я на твоих глазах ушла от двух пуль, которые шли с разных мест, но ты не обратила на это внимания. А еще ты видно не поняла, что я никогда не проигрываю. Минимум - ничья.- Перед глазами постепенно начинало плыть, но девушка продолжала держаться, хотя понимала, что надолго ее не хватит.- Моника, ты же слышишь меня? А ну дай этой стерве по хряпке и возвращайся назад!
Последнее слово она прохрипела и резко замолчала. Подарить Трейси разряд она успеет, но не хотела причинять боль Монике. Силбер на секунду скосила взгляд в сторону раны и поджала губы. Вся левая рука была залита кровью и некоторых местах начала запекаться. В ушах словно была вата, а конечности становились ватными.
"Не сдохнуть, не сдохнуть..."- повторяла она про себя, вспоминая лица Кристел, Даниэла, наставников, Моники и... родителей. Динг громко выдохнула.
- Трейси, признай, если бы Моника не родилась тогда, то о тебе бы сейчас и речи не шло. А ты знаешь, что хотят с тобой сделать? Льюис приказал убить тебя, если из-за тебя умрет кто-то из нас. Не Монику. А проникнуть к вам в сознание и убить именно тебя. Но знаешь, чем это обернется? Моника тоже умрет. Останется лишь пустое тело. Выпусти ее назад.- Силбер откашлялась, но продолжила.- Нужно иногда идти на встречу другим. Ты никогда не будешь свободной. Все чувства, эмоции и воспоминания будут преследовать тебя. Мы не можем быть свободными. А ты - одна из нас. Я не прошу тебя сдаваться. Просто впусти меня к себе, а там и порешим. Ты можешь убить меня там, и тогда никто тебе не помешает.
Девушка вытащила из брюк пластину, от которой тянулись несколько проводов. Вероятность того, что Трейси согласиться на это, была ничтожно мала. Но надежда умирает последней. И если умрет сама Силбер, то и Трейси не поздоровиться. Но, а если впустит, то не факт, что выпустит обратно. В глубине души девушка боялась увидеть мир Моники. В свой она еще ни разу не была и желанием не горела.
- Думаю, второй раунд окончен и в мою пользу. Признай это. Ты можешь начать третий, а можешь просто протянуть мне руку. Если ты меня знаешь, то прекрасно понимаешь, что я не желаю тебе зла. Мы уже виделись с тобой, Трейси, и ты не один раз выручала меня, так же, как и я тебя. Но это тело принадлежит Монике, а не тебе. И Николас не переживет ее исчезновения. Подумай над этим, времени много.- Насчет последнего Силвер соврала, но так будет лучше. Она еще сможет уклониться от ударов или пропустить ток, но не больше десяти минут. Девушка горько усмехнулась.

0

8

Спустив курок, она даже и не думала о том, что Динг так просто сдохнет. В таких случаях говорят «не на ту напала». Но зная это и учитывая тот факт, что Розенталь нужна её живой, давал мнимую надежду на то, что Трейси останется в безопасности, хоть сама она так не считала. Главной задачей для девушки было поймать Силбер. Главное, что бы был физический контакт. Поэтому самым лучшим выходом было оставаться на своём месте и не дёргаться, а уж Динг сама придёт. Что сейчас делала подруга Моники, Трейси не видела. Она вообще просто тупо закрыла глаза и решила подождать. Не смотря на то, что эта особа не отличалась особой выдержкой и терпением, ждать она умела. Научилась. Столько лет находясь в бездне вертикальных миров, столько лет сидеть и выжидать возможности снова ощутить жизнь. На кон было поставлено слишком многое.На кон была поставлена жизнь! Этого было больше чем предостаточно. Ради этого можно было терпеть, ждать, убивать, предавать. Делать всё, только бы никто её у тебя не отнял.
Не видя действий соперника и будучи простой куклой для битья, Трейси ощущала какое-то невообразимое спокойствие. Сейчас она была как рабы в воде, ощущая тяготение своей стихии. Но почему? Что такого изменилось? Почему раньше она этого не чувствовала? Свежий прохладный ветер равномерно дул. Любое движение, которое будет сделано вблизи двух метров, легко ощутится колебанием воздуха. А когда твои глаза закрыты, то сильнее обостряются все чувства. Слух становится тоньше, а нервные окончания, разбросанные по всему лицу человека, фиксируют даже самые мельчайшие изменения, такие как колебания ветра или воздуха. И предчувствие. Волнение нарастало, и что-то как подкатывало к сердцу с низа живота. Непонятное ощущение, которое захватывало. И почему-то Трейси уже знала, что сейчас Силбер атакует. Так оно и произошло. Непонятным для Розенталь образом, у неё сдавило шею. На мгновение она успела даже испугаться, не смотря на то, что за секунду до этого она уже чувствовала, что сейчас что-то произойдёт. Потом девушка потеряла равновесие и, что-то стаскивало её на землю. Хотя в данном случае это, скорее всего, было усыпанное тонким слоем снега крыша. Открывать глаза до сих пор не хотелось. Это было новое ощущение, пробуждающее в Трейси азарт. Она нарочно не хотела ничего видеть. Всё, что её было нужно, это снова и снова ощутить невероятные ощущения и не понимать, что происходит. Вот последовал удар о, что-то, и тут же у девушке сдавило грудную клетку. На неё кто-то сел? В полнее возможно. Для Силбер это был бы хороший шанс, ведь теперь она считала, что полностью контролирует ситуацию.
«Будь моей гостей… потешь себя. Можешь допускать мысль, что поймала меня и что я уже никуда не денусь. Я разрешаю» - спокойно думала Розенталь и, решив, что теперь, она без труда сможет воплотить ещё одну свою стратегическую идею в реальность, девушка решила открыть глаза и полностью улицезреть обстановку.
Открыв глаза, появилось чувство, будто заново родился. Всё так необычно и ты ещё толком не знаешь, где и что находиться. Силбер плотно прижала Трейси к полу крыши. Даже шевельнуться было сложно. Отлично, просто отлично! Медленно переведя глаза влево, девушка увидела, что до ограждения перилами крыши было расстояние в два метра. Не так уж и хорошо. Лучше было бы будь там расстояние хотя бы метров пять, а так достаточно мало и может пойти что-то не так. В таком случае сгруппироваться будет сложно даже самой Трейси, не говоря уже о Силбер. А убивать её пока не хотелось, ой не хотелось! По крайней мере, пока… не хотелось.
Такая тихая и безмятежная ночь…  Ну как тут не залюбуешься? Так спокойно, не смотря на то, что на крыше происходили такие опасные баталии. Ни волнения, ни сожаления, ни страха… ничего этого не было. Были только Трейси и Силбер, а остальное – это проблемы второго плана. Розенталь была полностью расслаблена и спокойна. У неё даже пропало желание что-либо делать. Казалось ещё вот-вот, и она сама попросит Динг о том, что бы та дала ей несколько часов, а после, девушка бы сама добровольно решила б сдаться. Так оно бы, наверное, и было, не начни Силбер говорить.
- Прости, но видно ты обо мне не так много узнала. Только что я на твоих глазах ушла от двух пуль, которые шли с разных мест, но ты не обратила на это внимания. А еще ты видно не поняла, что я никогда не проигрываю. Минимум - ничья. Моника, ты же слышишь меня? А ну дай этой стерве по хряпке и возвращайся назад! Трейси, признай, если бы Моника не родилась тогда, то о тебе бы сейчас и речи не шло. А ты знаешь, что хотят с тобой сделать? Льюис приказал убить тебя, если из-за тебя умрет кто-то из нас. Не Монику. А проникнуть к вам в сознание и убить именно тебя. Но знаешь, чем это обернется? Моника тоже умрет. Останется лишь пустое тело. Выпусти ее назад. Нужно иногда идти на встречу другим. Ты никогда не будешь свободной. Все чувства, эмоции и воспоминания будут преследовать тебя. Мы не можем быть свободными. А ты - одна из нас. Я не прошу тебя сдаваться. Просто впусти меня к себе, а там и порешим. Ты можешь убить меня там, и тогда никто тебе не помешает. Думаю, второй раунд окончен и в мою пользу. Признай это. Ты можешь начать третий, а можешь просто протянуть мне руку. Если ты меня знаешь, то прекрасно понимаешь, что я не желаю тебе зла. Мы уже виделись с тобой, Трейси, и ты не один раз выручала меня, так же, как и я тебя. Но это тело принадлежит Монике, а не тебе. И Николас не переживет ее исчезновения. Подумай над этим, времени много.

Непонятная боль прошлась ножом по сердцу, неистовая злость окутала разум девушки. Она хотела добровольно лишиться жизни? И правда хотела…, но это было до того как Силбер произнесла свою пламенную речь, которая разожгла пламя из искры, которое уже почти унялось само собой. Злобно сощурив глаза, сжав зубы. Ещё чуть-чуть и, кажется, её бы затрясло от ярости.
- Да что ты понимаешь… – властно прошипела Трейси. Её взгляд изменился. Больше она не смотрела на Силбер глазами полными интереса и даже какой-то доброты. Ведь не смотря на то, что бы ни говорила девушка, что бы она ни делала, всё это не имело никакого значения, и было сказано и сделано впустую. Она была рада видеть Динг. Она была счастлива драться рядом с ней. Это вызывало какую-то странную ностальгию по ушедшим денькам. Как бы и что не происходило, но Трейси всегда старалась защитить Монику. Она всегда брала верх над ней, когда ситуация становилась критическая, ведь в итоге погибли бы они обе. Но не это злило её больше всего, а то, что именно говорила Силбер. С точки зрения Трейси, та была абсолютно не права. Она не могла знать что чувствует Розенталь и что когда-либо чувствовала, она не могла понять её. Она не могла понять того, какая невыносимая это мука, сидеть взаперти и влачить своё жалкое существование в каком-то нереальном мире, когда кто-то проживает настоящую, яркую и полную каких-то новых ощущений жизнь! А тебе приходиться просто сидеть и наблюдать за всем этим. Это сводит с ума! Это начинает злить и раздражать, ведь Трейси могла бы принести огромную пользу, гораздо более весомую и ощутимую, нежели Моника. Но кто это поймёт? Кто это оценит? Никто… И то, что с одной стороны кажется благим делом, для других обернется ужасным поступкам. Но довольно размышлений и жалости к себе! Теперь пора действовать.
Глядя на Силбер и видя в ней исключительно своего врага, больше Трейси не позволит ей ничего с собой сделать.
Манипулирование гравитацией весьма широкое понятие, а способность Трейси охватывала всё. Абсолютно.  Гравитация, сила притяжения и её направление или же её полное отсутствие. Всем этим могла управлять Трейси, и не только относительно себя, но и относительно других живых и не живых существ, каждого в отдельности или же в общем.
Теперь, девушка не собиралась сдерживаться, она решила пустить в ход то, что запланировала и от чего уже почти отказалась. Не говоря Силбер ни слова, она изменила направление силы притяжения, и крепко схватив Динг за плечо вцепилась в неё мёртвой хваткой. Медленно обе девушки начали скатываться вниз, будто бы здание падало, хотя оно как раз таки оставалось в покое. Фундаментальный закон физики был нарушен всего за мгновение. Сила притяжения действует строго в одном направлении: всё, что находится сверху, падает и тянется вниз. Правила почти не изменились, вот только всё, что находиться справа, теперь падало влево.
Медленно скользя и набирая всё большую скорость, пара скатывалась влево, к перилам. Нои они не оказались помехой. Вот-вот девушки со свистом прокатятся через перила, ведь они состояли из труб. Растояние между одной трубой и следующей было достаточно большим, что бы из него вывалиться. Проскользнув между трубами, девушки самым натуральным образом зависли в воздухе и были как раз в направлении к крыши следующего здания. Но тут Трейси снова изменила правила игры и гравитация поменялась, возвращая всё на свои места. Теперь две девушки летели со страшной скоростью вниз, прямо на проезжую часть с высоты в несколько сотен метров.
- Знаешь, а ведь пока мы долетим и коснемся, земли пройдёт около 10 секунд. Так, что может тебе и удастся что-либо сделать.
Трейси отпустила Силбер и лично для себя отменила все правила какого-либо притяжения и просто тупо стояла на воздухе, наблюдая за тем, как падает Динг.  Слева была ещё одна крыша, но уже не такого высокого здания как то с которого скатились девушки. Розенталь без капли сочувствия и доли сожаления, развернулась и пройдя немного левее уже стояла в горизонтальном положении на небоскрёбе, после чего скатилась с него, как сноубордист по скользкой горке. Шансов на спасения у Силвер – не было, хотя если дело касается кого-либо из организации «Tears of Hell» то никогда нельзя было говорить или думать наверняка. И Трейси это знала. Она чувствовала, что даже скинув Динг с такой огромной высоты она выкрутиться, что-нибудь предпримет, ведь иначе никак.
Спустившись на тротуар, Розенталь быстро побежала в сторону какого-то переулка и скрылась во мраке его темноты, очутившись в каком-то старом, полуразрушенном госпитале времён ещё Первой Мировой Войны.

0

9

Когда-то один человек сказал Силбер, что иногда все-таки стоит доверять своему сердцу. И, наверно, сейчас был самый лучший случай это сделать. Но разве реально пробить Силвер подобным?
Девушка почувствовала, как дернулась Трейси и посмотрела ей в глаза. Сердце сделало кувырок. Она дурой не была и прекрасно увидела различия между взглядом Розенталь до этого и сейчас. Рука невольно дернулась в сторону, что дало ее противнику прекрасную возможность схватиться за Силвер. Все пошло наперекосяк, и Динг схватилась здоровой рукой за запястье Трейси, пытаясь отцепить ее от себя. "Вот прицепилась-то",- думала она, продолжая пытаться выбраться  из мертвой хватки девушки, но тщетно.
Таким образом, Силбер даже не сразу заметила, что съезжает по крыше. Она не верила своим глазам, ведь только что она находилась в горизонтальной поверхности. Слабой рукой за перила было не схватиться, а вторую крепко сжимала Трейси. Зацепиться ногами было нереально, и Динг зажмурилась, со свистом пролетая мимо труб. Опора ушла из под ног, и девушка распахнула глаза, дернувшись в сторону от Розенталь. Только сейчас Силбер поняла, как на улице холодно. Мороз обжигал кожу, но зато уменьшал боль раны. Взгляд вниз. Машины ехали туда-сюда и были размером с ноготь мизинца. Паника начала охватывать все сознание девушки, и она со злостью посмотрела в глаза Трейси. Секунда. И они снова летят вниз на огромной скорости. Казалось, что все органы прилепились к одной стороне. Силвер показалось, что сквозь свист в ушах она слышит странную мелодию. Девушка посмотрела на то место, где только что была Розенталь, и в ужасе поняла, что ее там нет. Понятное дело, что умирать вместе с ней она не захочет.
Силбер зачем-то задержала дыхание и перегруппировалась в воздухе. Теперь она летела лицом вниз. До земли оставались пять секунд.
"Пять...".- Девушка выхватила из-за пояса второй нож и вложила его в левую руку, сжимая пальцами. "Четыре...". - Силбер выплюнула волосы изо рта и приготовилась. "Три!".- Выпад руками вперед, и два провода обхватили фонарный столб. Левая рука отозвалась сильной болью, и Динг почувствовала, как из глаз непроизвольно брызнули слезы. Зато теперь она полетела не плашмя вниз, а ее потянуло вперед. Девушка поджала под себя ноги, чтобы не задеть асфальт, и с "ветерком" пронеслась вперед, словно на качелях. Силвер разжала руки и приземлилась на землю, твердо встав на ногах. Подняв голову, она увидела парня, который был просто в шоке от ее внезапного появления. Силвер молча притянула к себе ножи, поднялась с корточек и встала перед парнем во весь рост.
- Ух ты! Почти мордой об асфальт,- сказала с улыбкой девушка, запихивая ножи за пояс и закрывая их своим свитером.- Парень, никогда не мечтай взлететь. Поверь, приятного мало.
Динг улыбнулась ему и побежала в переулок. Едва скрывшись в темноте, она прислонилась спиной к стене и сползла вниз. Трейси нужно было обязательно найти, но без руки это будет тяжело. Силвер схватилась за мусорный бак и заставила себя подняться. Этот город она знала как свои пять пальцев, поэтому сейчас она планировала пойти в заброшенную больницу.
Заходя внутрь, Силвер старалась двигаться как можно тише. Мало ли, вдруг здесь ее ждет какой-либо призрак? Силбер хмыкнула от своей мысли и пошла по разрушенному коридору, заглядывая в каждую палату. "И откуда это чувство, что я тут не одна? Неужели действительно призрак?"- Девушка прошла в один из кабинетов и открыла тумбочку. В ней лежал завернутый в пакет потрепанный бинт и бутылка с жидкостью. Силбер открыла ее и поднесла к лицу. Спирт до сих пор не выветрился, так как находился в закрытой банке.
Динг увидела шипцы и взяла их в руку, обливая содержимым бутылки. А теперь начиналось самое ее нелюбимое занятие: вытаскивание пули. Силбер взяла в зубы тот самый бинт, крепко зажав, аккуратно растащила края свитера в разные стороны от раны, и разглядела краешек пули в отблеске фонаря, свет которого блекло падал в грязное окно. Она захватила его, задевая рану. Стараясь не взвыть, девушка резко дернула руку с щипцами назад, но неудачно. Пуля сдвинулась лишь на миллиметр, делая только хуже. Силвер почувствовала горячую влагу на щеках и, разозлившись на саму себя, снова дернула пулю. В этот раз она вылетела и со звоном упала на каменный пол. Девушка сдавленно застонала от боли и вылила на плечо почти весь спирт, оставив только на дне. "Чувствую себя мазохисткой", - подумала она, корчясь от дикого жжения в ране. Рука на несколько секунд онемела, и она вытащила бинт изо рта, смачивая в последнем содержимом.
Через минуту на плече красовалась своеобразная повязка с бантиком. А у Силбер видок был еще тот: лицо мокрое и бледное, волосы растрепаны, губы искусаны и дрожат. Послышались шаги. Девушка вздрогнула, выхватила пистолет Трейси и повернулась к двери, нахмурившись. "А вдруг это Розенталь?",- подумала Силвер, вспоминая как летела вниз с крыши небоскреба. Нужно было вытаскивать Монику, однозначно.
- Вообще-то я тебя прекрасно понимаю, Трейси. Ты сидишь в своем мире, считая, что здесь лучше. Но это не так. Ты знаешь, что я вижу боль своих родителей, знаешь, что я берегу Кристел, как зеницу ока. Ты много раз видела, как я испытывала моральную боль. Ты помнишь, сколько раз испытывала такую же боль сама Моника. Да, может быть здесь не скучно, но ничего хорошего в этом мире нет.
Силбер поняла, что эти шаги принадлежат Трейси. Словно что-то подсказало ей об этом. Девушка поджала губы, становясь в защитную позу. "Ну что. Антракт окончен, начался третий раунд."

0

10

Жуткое место от которого хватает дрожь. Зато отличное укрытие и пристанище для призраков, вампиров, оборотней и прочей нечисти. Скрипучие полы, того и гляди вот-вот развалятся прямо у тебя под ногами. Полуразрушенные стены с обвалившейся штукатуркой и выцветшей зеленовато-голубой краской. Потолки высокие и все в дырах, причём огромных. Госпиталь был не маленький, а огромный. Он был примерно пять этажей, каждый из которых был длиною в пять метров. Сейчас уже не строят такие сооружения. Сейчас стену в больнице можно пробить даже кулаком, если хорошенько к ней приложиться, а раньше что бы разрушить тридцатисантиметровый слой кирпича и бетона понадобились бы пушки, да и то не факт, что они помогали. В некоторых палатах, если поднять голову вверх, то можно было увидеть, что половины потолка отсутствовало, зато было видно, что же находиться на втором этаже. Во многих комнатах стояла мебель. Старая, потёртая и полуразрушенная. Света не было, ровно как и батарей, потому, что температура внутри здания и вне его приделах была примерно одинаковой. Зато тут обитали крысы. Огромные и жирные, умудряющиеся просочиться в маленькие дыры в полу. Доски были не надёжными, и каждый шаг сопровождался противным скрипом. Этому зданию уже был явно не первый век.
Трейси осторожно ступала и пробиралась сквозь тьму. Несколько раз ей повезло чуть не провалиться под пол и одному богу известно как этого не случилось. Противный писк мышей и крыс выводил из себя и без того взвинченную Розенталь. Первым делом, когда она оказалась в помещении, девушка сразу же разобрала пистолет, вытащив из него обойму и оставив в ней лишь одну пулю, собрала всё обратно. Остальные же она положила в карман куртки. Зачем она это сделала? Есть причины. Этой пули отводилась особая роль. Она должна была попасть в голову либо Трейси, либо Силбер. По-другому никак! Решительности Розенталь не было придела. Она готова убить или же умереть за свою свободу. Выйдя в какой-то узкий коридорчик, девушка быстро осмотрела пол на належность в нём дыр. Доски были крепкие и надежные. Она побежала вперёд по коридору и выбежала к длинной винтовой лестнице. Взобравшись по ней, девушка очутилась в кабинете, как ей тогда показалось, главврача. Она подошла к окну, из которого открывался вид на соседний корпус здания. На стеклах был уже порядочный слой пыли и грязи, поэтому что-либо разглядеть было сложно. Трейси попыталась открыть окно, но не получилось. Оно было намертво заколочено. Хотя, признаться, это и был единственный кабинет, в котором было не так холодно как в остальных, и впускать туда холод совсем не хотелось. Но так или иначе, Розенталь со всей силы ударила ногой в стекло. А ему хоть бы хны! Ещё несколько таких же ударов делу не помогли, но уже явно была видна легкая трещина. Тогда в порыве ярости и гнева схватив стул, девушка бросила его в окно. Антиквариат разлетелся в щепки, но стекло так и не пробил. От безысходности Трейси даже попятилась назад и села на стол врача. Она отдышалась и пришла в себя. На удивление, пару раз подолбив это бронированное окно черт, знает какого века, ей стало легче, как будто она выплеснула весь негатив, обращая его в насилие над стеклом. В углу лежал кирпич. Лежал уже наверное не первый десяток лет, и ещё бы столько же пролежал, не заметь его Розенталь. Девушка схватила строительный материал и как следует, заехала им в стекло. Трещина увеличилась, а вот кирпич раскрошился. Ожесточённая баталия с окном продолжалась ещё долго, пока в конечном итоге под действием все возможных предметов комнаты и упорству Трейси, оно не разлетелось со звоном вдребезги. Невероятное облегчение прокатило по душе Розенталь. Она была вся горячая и мокрая от такой физической работы. Зато холодный и морозный порыв ветра вернул ей ясность ума и отрезвил разгорячившуюся девушка. Выглянув из окна, она заметила, что в корпусе напротив, ходят какие-то тени. Точнее одна тень.
«Силбер? Нет-нет-нет-нет!! Она должна была умереть, я самолично скинула её с крыши восьмидесятиэтажного здания. Чёрт,… и всё-таки это она!»
Трейси чувствовала, что скоро, очень скоро, будет нечто интересное, впрочем как и так же скоро всё закончиться для Динг. Осторожно перешагнув оконную раму, Розенталь прошлась по узенькому выступу и изменив для себя законы притяжения, оказалась в горизонтальном положении, стоя на стене здания. Пробежавшись, перепрыгивая окна и разрушенные выемки в стенах, девушка, разбив уже с первого раза тонкое, но звонкое окно в какой-то палате, неподалёку находившейся от той в которой была тень, ловко запрыгнула обратно в помещение и уже, потом, очутившись в царстве больничных коек, вышла в коридор. Через пять комнат будет та, в которой находится Силбер. Трейси это нутром чуяла. Она не стала красться, она не стала скрывать своего места нахождения. Уверенной походкой девушка зашагала к Динг. Видимо та уже тоже догадалась что не одна в госпитале. Она что-то говорила, про моральную боль и про то как тяжело ей даются переживания за сестру и бла-бла-бла и бла-бла-бла. Всё это Розенталь уже слышала, но проблема заключалась не в том, что Динг была не права или же Трейси в чём-то ошибалась. Дело было в том, что они просто не могли понять боль друг друга. Да и вряд ли когда-либо б поняли. Они обе жили в абсолютно разных мирах, ничего не зная, о проблемах и жизни друг друга. Как бы ни старалась Силбер или Трейси понять личностные переживания друг друга, всё это бы сводилось к единому общему мнению: «Ты живёшь хорошо, а я плохо». Порой нам кажется, что чужие проблемы – ничто по сравнению с нашими. Но это далеко не так. Каждому в этой жизни дано ровно столько, сколько он может выдержать. Ни больше и не меньше. У каждого есть своя чаша отравы, которую он за всю свою жизнь обязательно должен выпеть. Трейси и Моника видели свои «бокалы» и понимали: хлебать им этой гадости долго. Но иногда хочется уйти от проблем, махнуть на всё рукой и… изменить свою жизнь. Поменять можно всё, но проблемы… они ведь остаются. И чаша, принадлежавшая тебе, никуда не денется и никто за тебя её пить не будет. Этого и боялась Моника. От этого и бежала Трейси. Но в данный момент размышлениям и философии нет места.
Антракт был окончен, но впереди их ждал не третий, а финальный раунд.
Спокойно и властно шагая по коридору, Розенталь была полностью уверена в своих намерениях и действиях. Она повернулась и вошла в палату. Силбер стояла на против, сжимая в руке пистолет Трейси.
- Кажется, у тебя есть кое, что, что принадлежит мне... – Сухо произнесла девушка и сделала шаг вперёд к Динг. Сейчас Розенталь не пугало ничего. Ни пистолет, ни ножи Динг, ни сама Силбер. Она знала, что если та воспользуется пистолетом или своими любимыми парными ножами, то Трейси без особого труда изменит траекторию полёта и отразит атаку. Даже вступив в драку с Розенталь, Динг долго не продержится, какой бы сильной она не была. Силы были не равны хотя бы по причине здоровья. А контролировать способность в таком состоянии было бы делом не простым и даже рискованным.
- Ну, вот она я! Перед тобой. Что будешь делать, Силбер? Ты помнишь как я сказала, что ты – ключ к моей свободе? Хочешь я расскажу тебе, что я имела тогда ввиду? Дело в том, что если я тебя убью, я не сильно расстроюсь, а вот Моника.… Даже если вы обратно засунете меня в бездну вертикальных миров и вытащите на волю Монику, её индивидуальность не долго пробудет доминантой. Она не переживет того, что убила свою подругу. Просто не переживёт! Её личность ослабнет настолько, что мне не составит абсолютно никакого труда доминировать. И так будет происходить постоянно, ибо как только Моника станет обретать верх, она будет помнить о том, что убила тебя. И это не даст ей покоя. В конечно итоге доминанта сама попроситься обратно в бездну, дабы не переживать этого ужаса снова и снова. Теперь ты поняла, что я имела тогда ввиду? И, да, кстати… Скажи спасибо, что я не пустила тебя в свой внутренний мир. Для меня и Моники гравитация в бездне отсутствует, но стоит хоть кому-нибудь туда попасть и его ждёт вечное заточение в моём мире. Это будет равносильно вечному падению с небоскрёба длинною в бесконечность. Ты ведь уже смогла почувствовать на своей шкуре, какого это, лететь головою вниз с высоты около ста метров на встречу асфальту, верно? … Уходи, Динг… И передай своему начальству, что ты меня убила. И пусть меня все оставят в покое, потому, что в противном случае я убью вас всех. – на полном серьезе сказала Трейси и холодным взглядом снежной королевы смотрела на измученную Силбер. 

0

11

Силбер встретила Трейси с самоуверенной улыбкой, держа перед собой пушку. Кажется, она не шутку разозлилась, но это колыхало девушку в данный момент меньше всего.
- Ты про эту игрушку?- спросила с наигранным удивлением Силбер, покрутив в руке пистолет. Она волновалась и боялась. Понимала, что уже не выберется из этого проклятого места. Но продолжала шутить и веселиться. "Умирать - так с музыкой". Эту фразу Динг часто говорила и Крис, и Монике, и всем остальным друзьям. За что не раз получала по голове.
В уши словно ваты набили. Ей казалось, что она находиться в странном вакууме, где можно только дышать. Сил на серьезные движения не было. "Наверно, это и есть конец", - обреченно подумала она, смотря в глаза Трейси. Нет, Силвер не могла допустить своей смерти и победы Розенталь. Лучше вместе сдохнуть. Как только девушка сделала шаг вперед в сторону Динг, последняя тут же направила дуло в ее сторону, взводя курок.
- Кажется, мы обе любим много говорить, Трейси, - начала девушка после того, как выслушала своего противника. Уверенности в себе подобные речи не убавили, а наоборот - Силбер чувствовала себя намного лучше и была готова ко всему.
- Так вот, слушай меня. Убить можешь прямо сейчас, ведь это для тебя лучший выход, верно? Какое же тебе дело до Моники, раз ты так хочешь свободы?- Силбер растягивала слова, смотря с ухмылкой в глаза Розенталь.- Ах да. Наверно, тебе тоже будет больно. Ведь в другом случае ты бы уже пристрелила меня. А вот Моника сильная. Сильнее, чем ты думаешь. И она не позволит тебе взять полностью вверх. Но это не важно. Важно то, что мы с тобой сейчас стоим в одной комнате, готовые перегрызть друг другу глотки. Но... Я ведь могу забрать твой ключ навсегда. Вот так.- На этих словах Динг поднесла пистолет к виску. На ее лице исчезли все эмоции. Но все это произошло в пяти секундах. Снова уверенная ухмылка. Силбер отвела оружие от головы.- Но ты прекрасно знаешь, что я не стану делать такой глупости. Обретай свободу, я сейчас уже ни чем не помешаю. Только зря ты так уверенно думаешь, что после этого ты станешь вольной птицей. Придут другие. В том числе и моя сестра. И ей хватит одного взгляда, чтобы сжечь тебя дотла. Ей уже будет плевать, что ты - вторая Моника, ведь это ты убила меня.
Девушка опустила руку с пушкой, продолжая смотреть на девушку перед собой. Во взгляде четко были видны грусть, боль и отчаяние.
- Пусть будет по твоему. Я ухожу.- Силбер прикрыла глаза и пошла навстречу Розенталь, опасаясь, что последняя убьет ее. Проходя рядом, девушка задела ее плечом, но даже не остановилась и пошла дальше. Вроде бы и сказке конец: Силвер вернется домой, полежит несколько дней на койке, расскажет все Винсенту, получит по голове от Кристел и... будет ловить на себе презирающие, недовольные, сочувственные взгляды. Смешок. Динг остановилась в проеме двери и тихо сказала:
- Только я не боюсь падать в бездну...- Девушка тихо развернулась, засовывая пистолет за спину, прыжок, и через секунду она стояла за Трейси, прислоняя нож к горлу.- Ведь я все равно не разобьюсь.
Наверно, стоило признать, что из Силбер могла выйти прекрасная актриса. Только что она чуть ли слезы не глотала, а сейчас уже была готова прирезать Розенталь.
- И ты не учла одного. Я ужасная эгоистка. Мне плевать, что ты там хочешь свободы. Я не хочу вернуться домой и встретить взгляды полные ненависти в свой адрес,- в голосе четко звучали нотки презрения и... сомнения. Силвер нагло врала. Да, она была эгоисткой, ведь лгала она только для того, что вернуть Монику и не потерять подругу. Но про свободу и взгляда все было неправдой. Она могла бы спокойно уйти или переехать в другое место, где ее нашли бы через несколько лет. Свободной рукой Сил потянулась в карман, доставая оттуда пластину, которую безуспешно пыталась присоединить к запястью Трейси на крыше.
Подобную операцию она должны была проделать впервые, тем более это экспериментальная версия. Маленький сбой - умрут обе. Но это лучше, чем сдохнет одна из них. Да, Динг боялась. Но назад пути не было. И действовала она исключительно по своему желанию. Ей предлагали подмогу, но она отказалась. Ей предлагали другое оружие, но она отрицательно кивала головой, засовывая свои ножи за пояс. Казалось, что с того момента прошло несколько дней. Но даже одни не прошли.

0

12

- Ну, почему ты так наивна, Силбер?... – Спокойно стояла Трейси, которую не волновало ни то, что сейчас у её горла находиться нож, ни даже то, что Динг сейчас пытается покончить жизнь, самоубийством пытаясь надеть какую-то штуковину на запястье Розенталь.
Резко обхватив лезвие ножа рукой, девушка выкрутилась и заломила руку за спину Силбер. После того как она выбила нож у Динг, Трейси пихнула бывшую подругу в сторону.  Алая кровь, сочившаяся через перчатку, крупными каплями стекала на холодный пол. Розенталь неплохо порезала себе руку, чуть ли не до кости. Удивительно как при этом не были задеты вены. Тряхнув несколько раз рукой, девушка стиснув зубы прошипела от боли, но тут же успокоилась.  То ли болевой порок у неё был понижен, то ли она просто умела переключаться и не обращать внимание на боль, но сейчас всё что ей хотелось это, наконец, покончить со всем этим. Ей не было особого дела до какой-то «пустяковой царапины».
- Что ж я буду не многословна. У тебя был шанс, ты его проморгала, а теперь будь уверена – я тебя не пожалею. – С этими словами Трейси быстро подошла к Силбер и ударила ту ногой в живот. После чего Розенталь схватила девушку за волосы и ударила головой в стену. После такого, любой бы на её месте уже давно потерял сознание, но рассчитывать, что с Динг случиться так же было глупо. Поэтому перестраховавшись и ещё пару раз ударив девушку кулаком по лицу, Трейси достала раненой рукой пистолет заряженный всего одной пулей, а другой держа ту за волосы, вплотную приставила дуло к виску Силбер. Розенталь была уверена, что на этот раз она точно прикончит эту прицепившуюся к ней заразу.
- Вот тебе и конец, Силбер Динг! – буквально прорычала Трейси слова полные ненависти и призрения. И вот уже она собиралась спустить курок, как почувствовала, что, что-то коснулось до её руки, а потом медленно но верно. С каждой секундой Розенталь начинала слабеть, а веки становились тяжёлыми. В глазах всё мутнело и плыло. Как будто её отравили каким-то отборным ядом и это конец…

0

13

Даже ее маленький, но значительный план был разрушен. Трейси совсем не волновало то, что Силбер могла в любой момент перерезать ей глотку. И Силвер вовсе не ожидала, что она возьмет все в свои руки. Почувствовав боль в заломленной руке, Динг резко дернула головой и попыталась высвободить руку, рискуя сломать ее, но тщетно. "Кажется, настал несчастливый конец? Для меня и Моники".- Все это время она продолжала сжимать в руке зелененькую пластинку с проводами, стараясь не сломать. Сдаваться смысла не было, все равно сдохнет. Либо здесь, либо у них в голове. А последний вариант радовал больше: вдруг сможет помочь Монике?
Оказавшись в пол метре от Трейси, девушка поняла, что тяжело дышит, а это означало одно - силы на исходе. И времени оставалось немного. Силбер подняла голову на Розенталь и тут же почувствовала удар в области живота. Дыхание перехватило, и девушка врезалась спиной в стенку, которая тут же покрылась трещинами. Во рту стоял привкус крови, и девушка поднесла руку к губам. На ладони заблестела кровь. "Черт..."
А вот Трейси явно только начала развлекаться. Она потянула Динг за волосы и шваркнула головой о то же место в стене. Перед глазами все помутнело, а по виску потекла теплая кровь, спускаясь вниз по щеке и до подбородка.
- Дерешься, как баба,- хмыкнула девушка, но тут же получила кулаком по лицу. "Да меня так даже демоны не трепали!",- обреченно подумала Силвер, стараясь не терять сознание. Рука с пластиной потянулась ко второй, и Динг вогнала себе в запястье тонкую иголку. Около виска она почувствовала холодный металл и мутным взглядом посмотрела на Трейси. "Рука..." Пересилив себя, девушка дернула руку с иглой вверх и второй тут же ввела другой провод в Розенталь.
- Прости, Трейси, но я вспомнила, что до сих пор не прибила Кристел за мою испорченную сумку.- Слабая улыбка. Силвер еле стояла на ногах, чувствуя, как проваливается следом за Розенталь. "Что меня там ждет? Что я увижу? Что такое "Внутренний мир"?"- терзала себя мыслями девушка, подхватывая Трейси, и осторожно укладывая ее на холодный пол. Динг рухнула рядом, облизав губы, и прикрыла медленно глаза, сжав вторую руку в кулак.

Ветер ударил в лицо, и Силвер распахнула глаза. А далее она снова ощутила то чувство, когда падала вниз с небоскреба. Свист в ушах и желудок к верху. "Нельзя умирать, нельзя!". Девушка вытнула руку и за что-то схватилась. Первым делом она увидела свое отражение в стекле. Видок был  еще тот: лицо в крови, плечо в крови и клок волос на плече. "А говорили, что физические раны не переносятся. Первые неполадки...",- думала она, поднимая голову вверх. Какого же было ее удивление, когда она увидела крыши небоскребов над головой. И Монику, за которую она, собственно, и держалась. Только подруга стояла на стекле и не было ни одного намека, что она сейчас полетит вниз.

0

14

Тишина… и вдруг резкий порыв ветра означал лишь то, что Трейси вернулась туда, где ей было самое место. Она прекрасно узнала, что это было за место лишь по одной атмосфере царящей вокруг неё. Даже будучи с закрытыми глазами, она прекрасно чувствовала бездну.
«Чёрт! Я опять здесь… Как этой… удалось меня сюда затащить?!.. Чёрт… Чёрт!... Чёрт!!... Чёрт!!! Немыслимо!»
Злости альтер-эго не было придела. Она чувствовала себя последней неудачницей, которая упустила свою свободу и шанс жить нормально. И как вообще такое, возможно, было провернуть со столь опасной особой как Розенталь? И, правда, немыслимо, но факт… 
Трейси сидела на стекле одного из зданий и была мрачнее тучи. Вот-вот пойдёт дождь. Хотя погода в бездне никогда не бывает хорошей, но дожди тут всё же идут. Зависят они от внутреннего состояния Моники, не Трейси. Так, что все эти ложные чёрные грозовые облака просто нагоняли ужас, страх и тоску.
Будучи в собственном «аду» Моника уже смирилась со своей участью быть навсегда здесь заточённой. Она всегда смиряется и уже почти не надеется на спасение. Да. Первые несколько часов ей было страшно, обидно и горько. Но спустя некоторое время всё прошло, и туч на небе стало меньше. Она смирилась, и её сердце успокоилось и перестало питать мнимую надежду. Розенталь прощалась и благодарила каждого, кого повстречала на своём жизненном пути. Вспоминала прошлое, забывала все обиды и страдания, и не строила планов на будущее, даже не смотря на то, что так хотелось это сделать. Вновь заниматься повседневной суетой, думать о таких мелочах как:  а что бы сделать завтра? Что купить? Кого попросить составить компанию на вечер, если вдруг Ник вернётся поздно?.. Обычно в таких случаях Моника зовёт Силбер или Кристел, открывает бутылку белого сладкого вина и весь вечер до самой поздней ночи они разговаривают о том, как тяжело живется им на этом свете, о том какой негодяй Николас, о том, что нового в Парижских бутиках и о том, что же надеть завтра. Простые разговоры, но они как глоток свежего воздуха были необходимы Моники. А кому вообще хоть когда-то мешала компания?
К счастью у девушки было полно времени, что бы подумать. Ведь в бездне время течёт медленно… мучительно медленно.
Но какого было её удивление, когда она увидела парящую откуда-то с неба Силбер и Трейси. На секунду она подумала, что это ей просто мерещиться, что это злая шутка её воображения, но всё было абсолютно не так. Силбер была так же реальна как и Моника, но сам тот факт её присутствия – настораживал. Как она сюда попала? Зачем вообще пришла? Зачем было подвергать себя такому риску?
Отвечать на вопросы времени не было. Не приземлись Силбер в ближайшие пять секунд на вертикальную поверхность, и ей грозило вечное падение и заточение в бездне. Мгновенно, будто бы по свистку, Моника ринулась вслед за подругой и ухватив ту за руку ещё метров пять прочирила по окнам здания прежде чем полностью остановиться. Не смотря даже на то, что Розенталь стояла на вертикальной плоскости и гравитация на неё не действовала, это правило не коснулось Динг, поэтому девушка ощущала вес подруги, которую с трудом удерживала.
- Что здесь происходит?! – крикнула Моника своему злобному альтер-эго, что сидело на здании напротив и равнодушно наблюдало за ситуацией.
- Не важно, что здесь происходит… Важно лишь то, что здесь будет происходить! – широко улыбнувшись, сказала Трейси и, усаживаясь поудобнее продолжила: -  Кажтся для тебя, Моника, настало время сдать экзамен на выносливость, результат которого будет означать жить Силбер Динг или следующие множества столетий слушать свист воздуха в ушах. Я бы на твоём месте напряглась, дорогуша и… поспешила.
- Что? – недоумевающее переспросила Моника. Но ответа и не понадобилось, всё было и так понятно. Моника еле стояла на ногах и начинала медленно съезжать вниз. Вот приложив ещё чуть больше усилий, она смогла притормозить, но хватило этого ненадолго.
«Что же мне делать?... Боже, что мне делать?! Так, надо собраться… Попробовать что-нибудь придумать… Но что можно придумать в этой бездне?» - стараясь не отчаиваться и держать ситуацию хотя бы под каким-нибудь контролем, Моника резко повернула голову назад и пробежавшись глазами по этажам и частям здания, повернулась обратно к Силбер.
«Динг мне сейчас вряд ли чем-нибудь поможет… остаётся лишь Трейси! Вот уж у кого хватит  сил, что бы поднять нас обоих. Она знает бездну как свои пять пальцев, а может даже и лучше… Но я сомневаюсь, что без веской на то причины она согласиться… хотя… мы все тут знаем, от чего она точно не откажется…»
Был и ещё один вариант развития событий, но на него потребовалось бы огромное количество физической силы, которой, увы, не владела Моника. Всё, что её надо было сделать, это подняться на семь этажей выше и взобраться на крышу. Крыши-то у этих небоскрёбах имеются, а значит это и есть ничто иное, как горизонтальная поверхность, а значит, Силбер смогла бы там находиться и не падать вниз.
Но как подняться на семь этажей таща за собой Силбер, которая, под влиянием особой гравитации, весила в два, а то и три раза больше чем в обычном мире? Это была задача мягко говоря невыполнимая. Монике даже не сразу удалось задержать падающую Силбер, на то, что бы полностью остановиться ушло где-то порядком пять метров. И продержав её всего несколько минут, плечи, спина, локти и пальцы окостенели, и создавалось впечатление, будто Моника попала во времена инквизиции, где её растягивали на доске пыток. Мышцы, суставы и связки были напряжены до предела. Глубоко дыша, Розенталь сделала три шага назад и еле удержалась, дабы не свалиться вниз наравне с Динг.
В это время Трейси была счастлива! Счастлива хотя бы оттого, что теперь не одна Моника сможет почувствовать себя абсолютно бесполезной и беспомощной, но и Силбер. Кажется она ошиблась в выборе человека в чей внутренний мир надо было залезть. Хотя нет… она ошиблась уже тогда, когда взялась за задание, которое оказалось ей совершенно не по зубам. Спустя некоторое время даже созерцать страдания Моники было уже не так весело, как показалось сначала. Хотелось поучаствовать! Перепрыгнув на противоположный небоскрёб, Трейси приземлилась прямо сбоку от Силбер и держащую её Монику. С довольной улыбкой она смотрела Монике прямо в глаза.
- Зачем столько мучений? Зачем столько страдания? Ради кого? Ради той, которая оказалась настолько тупа, что решила заявиться в наш мир? Брось её, Моника и я быть может, так и быть, дам тебе шанс ещё раз повидаться с твоими близкими и знакомыми. – Сладко пропела Трейси и ухмыльнулась. Монике и без того было тяжело физически, а теперь ещё и собственное альтер-эго капало на мозги и устраивало психологические испытания.
- Знаешь, твои разговоры мне не помогают, так что уйди, пожалуйста… - сквозь зубы проговорила Моника и сделала ещё два шага назад. Осталось шесть этажей, но хватит ли у Розенталь сил, был вопросом номер один. 
- У-у-у-у, наша серая мышка вдруг решила возомнить себя бог весть кем и попросить меня заткнуться и уйти с дороги? Браво, маэстро, браво! Вот только ты не учла тот факт, что не в твоих интересах сейчас меня о чём бы то ни было просить! Ведь я могу подкинуть тебе ещё одну ложку дёгтя, хотя бы даже отменив гравитацию для себя и повиснув на Силбер. И тогда тебе придется вдвойне не сладко, ведь придётся тащить нас обоих ещё как минимум шесть этажей. А по другому не получиться, ведь ты же хочешь спасти жизнь своей подруге, верно? У неё ведь сестра, парень и всё такое.. И как ты после этого будешь смотреть им в глаза? – с какой-то странной интонацией начала было говорить Трейси. Уж Моника-то знала, что это был за тон. Не сложно догадаться. Но в кое чём Трейси была права: Розенталь ни за что не даст погибнуть Динг, и пусть ей будет стоить это жизни.
- Чего ты хочешь? – смирившись и прикрыв глаза еле проговорила Моника.
- Ты знаешь, чего я хочу! – властно и гордо сказала Трейси. – Оставайся тут навсегда, и я обещаю тебе, что доставлю твою подругу назад в реальный мир в целости и сохранности. Все цены справедливы, или ты считаешь, что твоя жизнь, дороже жизни твоей подруги?
Для Моники её собственная жизнь ничего не значила по сравненью с жизнью других людей, а уж особенно близких, поэтому с ответам она могла бы даже и не колебаться, а сразу согласиться, но что-то подсказывало ей, что у неё есть ещё силы, пусть и  немного, но есть! Хотя, этот внутренний голос всякий раз пытался донести до разума Моники настоящую правду относительно её ситуации, но, как и всегда был, отвергнут и загнан вглубь сердца девушки. Эта игра была с самого начала обречена на несчастливый конец. Все карты Моники и Силбер были биты, ведь козыри находились в рукаве Трейси. Кто знает… может оно и к лучшему, если Моника исчезнет из реального мира? По крайней мере… ничего полезного, она так и не смогла сделать и о ней будут вспоминать не долго… по крайней мере, так считала сама Розенталь.

0

15

Силбер в ужасе смотрела вниз, слушая разговор Трейси и Моники. "Нет, нельзя допустить того, что Трейси станет полностью доминантой",- думала девушка, с гневом смотря на альтер-эго. Повторить своей полет ей вовсе не хотелось, тем более вечность. Но жизнь - выбор. Всегда приходиться между чем-то выбирать. А девушка понимала на что идет, когда брала эту миссию. Значит, сегодня умрет она, а не кто-то другой. Сердце бешено колотилось, а перед глазами так и представлялось свое окровавленное тело, из которого ушло все тепло. Да, было страшно. Но надежда умирает последней, верно? И в первую очередь ее учили выживать. Услышав про ложку дегтя, Динг растянулась в ехидной улыбке и вмешалась в разговор:
- Трейси, ты уж прости, но если ты на мне повиснешь, то первым делом я скину тебя одним ударом ноги в нос.- Динг поняла цель Моники и уперлась ногами в стекла. Подошва заскользила, но она упрямо старалась упираться в стену. "Давай же!". Шаг вверх. Словно альпинист. Было тяжело, но что поделать. Это лучше, чем беспомощно висеть в воздухе. Если и полетит вниз, то только с уверенностью, что пыталась выжить. Еще шаг. Время у них с Моникой есть, так что до крыши когда-нибудь доберутся. Руки вспотели, и Силбер почувствовала, как ладони начали выскальзывать, поэтому она подалась вперед, хватаясь за запястья Моники.
– Оставайся тут навсегда, и я обещаю тебе, что доставлю твою подругу назад в реальный мир в целости и сохранности. Все цены справедливы, или ты считаешь, что твоя жизнь, дороже жизни твоей подруги?
"Нет. Нет!". Силбер изменилась в лице и повернулась в сторону Моники, отрицательно кивая головой. Поначалу все слова застряли в горле, но девушка мысленно дала себе по лицу и громко выкрикнула:
- Моника, не смей! Ты знаешь, что она этого не сделает, а оставит нас двоих здесь. А если убьет тело, то ты навсегда останешься здесь в одиночестве.- Динг сделала глубокий вдох и тихо добавила.- В конце концов, у меня есть плеер. Сутки послушаю, а потом вынесу себе мозги пистолетиком. Не соглашайся.
Силвер улыбнулась и сделала еще один шаг навстречу Розенталь. В том, что она готова отдать жизнь за близкого, девушка и была похожа на Монику. Но не тогда, когда нет смысла в самопожертвовании. Динг взглянула на свое отражение в стекле. Видок был еще тот. Кровь на лице, что шла от виска, неприятно стянула кожу. Сейчас боль была приглушенна, но в реальности будет в несколько раз больнее. И не факт, что она выживет перед тем, как добраться до дома.
- В конце концов, сделайте себе расписание, кто, когда и где будет доминантой,- предложила Силбер, стараясь не улыбнуться. Мало ли как отреагирует Трейси? Еще прибьет обоих... Динг давно поняла, что иногда стоит пойти навстречу.
- А если нет, то...- Девушка сделала еще один шаг, разжала пальцы одной руки и потянулась к левой ладони, чтобы разжать пальцы. Простреленная рука уже почти отказывалась слушаться. Хотелось ли ей умирать? Конечно, нет. Снова посмотрев в стекло, Динг увидела то, что происходило в реальности. Точнее, то, как она лежала рядом с Трейси. Только выглядела она намного хуже, чем Розенталь. Силбер горько улыбнулась.

+1

16

Тяжёлая ситуация… тяжёлый выбор. Мучиться самому или обречь другого на вечные страдания? Как ни странно в такие минуты хочется побыть эгоистом и, наплевав на всех и вся спасать свою жизнь любой ценой. Но для таких людей как Моника думать о собственной безопасности было непозволительной роскошью. И, к несчастью, даже если закрыть глаза на тот факт, что они с Силбер разные по складу характера, кое, что у них было одно: обе были готовы погибнуть, ради безопасности друг друга. И что теперь делать? Умереть вместе? Слишком глупо и нелепо. Ведь если они обе сейчас упадут, то кому из них тогда поможет жертва друг друга?
Моника изо всех сил держала Динг, даже не смотря на то, что та пыталась разжать свои руки.
- Не делай этого Силбер! Я того не стою… - горько и почти хриплым шёпотом проговорила Моника и ухватила Динг за локоть. Теперь она снова держала девушку за обе руки. На минуту Розенталь почувствовала, что всё проходит и ей становиться легче и не так тяжело. Или может это она просто привыкла? В любом случае, сейчас можно было сосредоточиться и решить, что же делать дальше.
Повертев головой в разные стороны, девушка уловила краем глаза балкон на соседнем здании.
«Могу поклясться, что его здесь раньше не было! Хотя… чему я удивляюсь? Может быть это просто мираж, а может и шанс на спасение» - думала Розенталь, и ещё раз посмотрев на Силбер, напрягла ноги и, оттолкнувшись от стекла, прыгнула на балкон соседнего здания. Тело Динг тянуло Монику вниз, поэтому прыжок был некорректный, и приземлить на балкон толком не получилось. Стоя на тонком ограждении, Силбер по-прежнему оставалась висеть. Из уже, наверное, последних сил Моника подтянула подругу на балкон, и, убедившись, что та больше никуда не упадёт, попросту обессилила и упала.
Небо было тёмно-серое. Грозовые облака сгущались над небоскрёбами. Гремел гром, и сверкали молнии. Воздух был тёплый и разряженный, в точности как перед сильной грозой. Неожиданно всю эту «красоту» перекрыло лицо Трейси. Моника будто бы увидела своё отражение в зеркале и буквально подскочила от испуга.
- Да не дёргайся ты так! Чего бояться-то? Всё уже позади. – Довольно сказала Трейси стоя прямо над Моникой. – Интересно, а после того, как ты свалишь обратно в реальный мир, этот балкончик тоже исчезнет или останется? А, что? Он мне нравится, напоминает ту крышу в городе, правда в уменьшенном варианте.
- Что? Какую крышу? Какой «свалишь обратно в реальный мир»? Трейси, ты о чём? – не понимала Моника и в ужасе смотрела на своё альтер-эго.
- Ты совсем тупая? – без единой эмоции на лице произнесла Трейси таким тоном, как будто просто констатировала факты, - Ты не заметила изменений в бездне? Скоро вас обеих отсюда выплюнет, и всему виной та поганая железяка, которую ты мне нацепила на руку! – рявкнула Трейси Силбер и слегка, обиженно, пнула девушку ногой. – Только не расслабляйся, ладно? Мы ведь прощаемся, но ненадолго, ты уж поверь.
Последние слова Трейси Моника едва слышала. Звук искажался, будто бы её голос звучал в голове девушки. Последнее что она чётко видела, это улыбающуюся Трейси, а потом всё помутнело и появилось чувство, будто что-то прямо как подхватывает и поднимает Розенталь вверх. Дышать становилось тяжелее, голова начинала раскалываться, а тело становилось будто ватным…
Через пару минут, открыв снова глаза, Моника больше не видела лица Трейси и не понимала, что с ней происходит. Какая-то незнакомая комната. Вокруг одна темнота, разбитая мебель и куски штукатурки, что валялись около стены. Кровь… много крови. Красные пятна были везде и на полу и на стене. Голова страшно раскалывалась и, казалось, что Моника вот-вот потеряет сознание. Еле поднявшись и дойдя до стены, девушка скатилась по ней и обняв руками колени опустила голову. Мороз пробежался по коже, холодный ветер обжигал лёгкие, а к горлу подкатывался холодный ком. Спина и грудь болели, а одежда совершенно не грела. Скрутившись комочком Моника пыталась согреться, но её руки были по-прежнему ледяные и окровавленные. Глубокая рана болела тупой болью, хотя из-за холода даже кровь начинала застывать и превращаться в ледовообразную корку. Склонив голову к коленям, волосы Розенталь рассыпались по ногам, а концы лежали на полу. Состояние полного физического и эмоционального истощения не покидало девушку. Кажется, ежё чуть-чуть и её сердце остановиться, а с глаз пойдёт кровь. Моника ни о чём не думала, абсолютно, сейчас её управляли одни лишь инстинкты и рефлексы. Она не понимала, что с ней, где она и не знала, что делать дальше. Да она и не думала об этом, просто сидела у стенки и тяжело дышала.

0

17

"Для пущего эффекта сюда не хватает только тяжелой музыки"- Действительно, о чем еще можно думать, находясь на грани смерти? Силбер почти не ценила свою жизнь. Это и был ее главный минус. Как и всем, ей хотелось нормальной жизни, но "все" ценили свою особенность. Конечно, девушке нравилось то, что она может пропускать ток почти в любом случае, но с детства мечтала о совершенно другой жизни. Поэтому Силбер удивилась, когда Моника схватила ее за локоть, но, увидев испуг в ее глазах, девушка поспешила успокоить подругу.
- Все, я не делаю глупостей.- Динг сама крепко ухватилась за нее и проследила за взглядом подруги. "Балкон? Но откуда?",- думала она, чуть приоткрыв рот в удивлении. Но, как только она поняла, что собирается сделать Моника, последняя уже оттолкнулась от окна и полетела вместе с Силвер к соседнему доме. Сама Динг взмолилась к небесам, чтобы тебе не допустили знакомство ее лица со стеклом. Они ее услышали, и все обошлось. Частично. От таких приключений и потери крови тела, у Силбер начала кружиться голова, а в ушах зазвенело. Поэтому она и не помнила, как оказалась на балконе. Поблагодарив одними губами подругу, она рухнула на поверхность и уставилась в небо, которое почти полностью было покрыто тучами. Все остальное было размыто, словно кто-то покрыл глаза пеленой. В ушах стоял такой гул, что Силбер практически ничего не слышала. Только слабый толчок в бок заставил ее резко сесть, но изображение пошло волнами. Чудом, девушка услышала Трейси и ответила, слабо улыбнувшись:
- Обязательно.
А дальше темнота и ощущение стремительного падения вниз. В бездну, где нет ни единого лучика света.

Силбер широко распахнула карие глаза и вдохнула так громко, словно несколько минут провела под водой. Голова раскалывалась, все тело ломило, а в воздухе царил металлический запах крови. Девушка медленно встала с холодного пола и попробовала посмотреть по сторонам в поисках Моники. Перед глазами все расплывалось, но все же Силвер увидела подругу и, шатаясь на ногах, подошла к ней. Плюхнувшись рядом, девушка запрокинула голову наверх и хрипло спросила:
- Как ты?
Взгляд в окно. Уже начинало рассветать. "Интересно, сколько времени мы там пробыли?",- думала она, слабо дыша. Стало еще холоднее, а ведь Силбер только сейчас вспомнила, что оставила пуховик. "Нужно попросить, чтобы стерли все записи с камер". Девушка потянулась к волосам и почувствовала, как они слиплись от крови. Да уж, миссия удалась.
- Пойдем? А то мне чуть-чуть подлатать себя надо,- с улыбкой сказала Динг, чувствуя, как перед глазами все начало темнеть. Все чувства обострились в несколько раз, и Силбер стиснула зубы, чтобы не взвыть. Последнее, что она помнила, было то, как она уронила голову на плечо подруги и провалилась в темноту...

+1

18

Постепенно разум приходил к Монике и она начинала осознавать то, что с ней происходит. Не желая делать каких-либо движений, она продолжала сидеть, пока рядом не примостилась Силбер. Динг была права: здоровье у обеих девушек было сейчас ни к чёрту. Розенталь подняла голову и потёрла руками лицо. Дрожь пробежалась волной по всему её телу, а зубы того и гляди начнут стучать от холода.
- Да, ты права. Надо будет как-то выбираться… Ты только подожди немного, ладно? А то мне очень холодно, я сомневаюсь, что сейчас вот так прям, встану и пойду. – Повернувшись в сторону окна, девушка увидела блекло-жёлтое свечение из окна. Кажется уже светало. Надо было торопиться, а то не дай бог в скором времени сюда заявятся люди из организации, и потом объясняй им ты это или не ты. Хотя забавная ситуация: ещё недавно Моника не хотела быть собой, а теперь счастлива, быть просто живой, находиться рядом со знакомыми ей людьми и быть просто самой собой. Парадокс какой-то… ей богу.
- Силбер… Думаешь нас ещё не ищут?... Силбер? – Розенталь повернула голову в другую сторону и заметила, что Динг находилась в бессознательном состоянии, и только её голова лежала на плече Моники. Аккуратно положив девушку на пол, Розенталь легла рядом, прикрыла глаза и стала проговаривать свои мысли вслух.
- Кажется… всё закончилось удачно?... Да, наверное. Все эти царапины быстро затянутся, а воспоминания сотрутся из памяти и закроются другими приятными впечатлениями.  Я хочу в это верить… это был самый ужасный Новый Год в моей жизни… никогда больше так не хочу. Хах! «Бойся своих желаний, ибо они имеют отвратительное качество сбываться…» - процитировала Моника и продолжила: - А я ведь знала, что ни к чему хорошему это не приведёт…
В глубине своей души, девушка винила во всём произошедшем себя. Она считала, что эти беды произошли по её вине, из-за того, что она хотела изменить в себе и так хорошего человека, что было абсолютно ни к чему!
Сама того не заметив, Моника уснула буквально через несколько минут после того как коснулась ровной и холодной поверхности. Девушек нашли члены организации и благополучно доставили их в больницу. Спустя пару недель Силбер и Моника отмечали своё выздоровление в кругу самых близких и надёжных людей. Чего более желать-то?
Не надо искать проблем там, где их нет, в противном случае, начинаешь себя накручивать и под действием самовнушения можно испортить всю свою жизнь, а когда она не такая уж и плохая, то это вдвойне больнее остаться ни с чем и жалеть о своих желаниях и поступках. Гораздо проще и нужнее сделать переоценку ценностей и посмотреть на себя и свое окружение с другой стороны, чужими глазами, ведь возможно, кто-то живёт куда более хуже.   
Для человека есть две страшные вещи:  первая – когда он не получает то, что он хочет, а другая - когда он получает то, что он хочет. Второе страшнее…

+1


Вы здесь » Tears of Hell » Флешбэки » Taming of the Shrew